Примерное время чтения: 7 минут
385

«Петь и вслушиваться в эхо». Памяти художника Виктора Глебовича Бритвина

Картина Виктора Бритвина
Картина Виктора Бритвина «АиФ»-Чувашия»

Прошедший июль стал месяцем горькой утраты – умер Виктор Глебович Бритвин, один из самых известных и лучших современных иллюстраторов русской и зарубежной классики, заслуженный художник России, преподаватель Чебоксарского художественного училища. Хороший человек и большой мастер.

В честь Виктора Бритвина

В художественном училище сейчас открыта выставка работ Виктора Бритвина. Сюда приходят его друзья, ученики и все, кто знал художника. В конце ноября здесь планируется встреча с семьёй художника.

Заместитель директора по учебно-воспитательной работе Ираида Анатольевна Герасимова рассказала, что следующий год будет объявлен годом памяти Виктора Глебовича Бритвина. Училище проведёт Всероссийский конкурс по книжной графике, научно-практическую конференцию, посвящённые художнику и педагогу.

«Мы очень хотим воплотить в жизнь мечту Виктора Глебовича и создать фонд поддержки успешных учеников его имени. А ещё планируем выйти к руководству республики с просьбой дать имя Виктора Бритвина нашему училищу», - отметила Ираида Анатольевна.

Виктор Глебович Бритвин.
Виктор Глебович Бритвин. Фото: «АиФ»-Чувашия»

Диалог с мастером

Мне посчастливилось записать несколько интервью с Виктором Глебовичем. Одно из них – несколько лет назад. Тогда, в 2015 году вышла в свет книга Виктора Бритвина с иллюстрациями автора «Господин аптекарь», «изяществом формы и содержания напоминающая прекрасную шкатулку с секретом». Вот каким получился тогда наш разговор.

- Виктор Глебович, как возникло желание обратиться к ещё одной палитре – словесной?

- Для меня обращение к литературе, возможно, было попыткой вырваться из однозначности изображения, его окончательной конкретности в принципиально иную по природе сферу, сферу неисчерпаемого слова. Разница в творческом процессе, разумеется, есть. Задачи различны: художник должен создать произведение, в идеале не требующее сопроводительных слов, писатель же, при помощи слов, рождает ясный образ в воображении читателя. Однако цель при этом одна – общая цель любого искусства – передать чувство от человека человеку.

- Интересно, как было в детстве? Образы, навеянные прочтением произведений, всегда совпадали с иллюстрациями к ним? Может быть, есть книга, которая стала для вас идеальным совпадением – идеи автора, иллюстратора и вашей собственной картинки.

- В детстве я читал очень много. Прежде всего, фантастику, приключения Александра Беляева, Станислава Лема, Стругацких, Жюля Верна, Джека Лондона и других. Книги школьной программы вошли в мою жизнь значительно позднее, когда опыт взрослого человека позволил оценить их по достоинству. Не могу сказать, чтобы иллюстрации сильно занимали меня в детстве. Идеальное же совпадение представления читателя и иллюстрации – вообще не достижимо, впрочем, как всё идеальное. Хорошая иллюстрация должна и может, пожалуй, переубедить читателя, доказать ему, что образ, предложенный художником, не просто достоверный, но единственно возможный. В этом смысле, весьма убедительны классики - Дементий Шмаринов, Евгений Кибрик, Дмитрий Кардовский, из современников – Антон Ломаев. В детской литературе таких художников, конечно же, гораздо больше.

- Одна из граней вашей многогранной жизни – педагогическая деятельность. Вы учитель, наставник для большого числа художников. Какие качества, на ваш взгляд, важны для тех, кто выбрал этот путь – путь служения искусству?

- Любовь к своему делу. Если есть любовь, всё остальное приложится. Любви, разумеется, не научишь. Но можно дать в руки метод, воспитать добросовестность, честность, терпение, упорство в достижении цели, умение думать, можно обучить труду, приёмам ремесла. А когда человек вкладывает во что-то много своей жизни, много своего личного и дорогого - времени, мыслей, переживаний, труда - он начинает это что-то любить как самого себя. Тогда и вырастает мастер.

Картина Виктора Бритвина «Искусство равновесия».
Картина Виктора Бритвина «Искусство равновесия». Фото: «АиФ»-Чувашия»

- В каких отношениях с миром должен быть художник – непреходящей любви, отстранённости, хорошего заработка или лёгкого «голода»?

- О каком-то долженствовании тут не может быть речи. Всё зависит от характера художника, его конкретных человеческих целей, привычек, нравственных установок, отзывчивости, понимания сути профессии и, в конце концов, от простого везения. Что касается отстранённости, думаю, она заложена в ремесле художника как данность. В этом и преимущество профессии, и её драматизм.

- Лессингу принадлежит выражение: «Художники пишут глазами любви, и только глазам любви следует судить их». А  какой ваш зрители и читатель?

- Воспитанный зритель и читатель – явление редкое. Талантливый зритель и читатель – тем более. Счастлив художник, нашедший такого понимающего, чуткого и внимательного восприемника. Для меня очень важен отклик на то, что я делаю. Благоприятный отзыв радует: меня поняли, мои чувства восприняли как свои, протянулась ещё одна ниточка от человека к человеку, от души к душе. Поругали – тоже не плохо: чему-то всегда надо учиться. С другой стороны, если ты сам не видишь повода для упрёка, это значит, что сделанное не принято посторонними и сокровенно принадлежит только тебе.

- Судя по тому, как много вы работаете над иллюстрациями книг, вы очень много читаете. Какая книга сейчас лежит на прикроватной тумбочке? И какое литературное открытие вы сделали для себя в последнее время?

- К сожалению, я не могу сказать, что читаю сейчас много. Зачастую, чтобы просто посидеть с книгой, нет досуга. За работой иногда слушаю аудиокниги, это серьёзная экономия времени. Так, например, открыл для себя Пелевина. Тем не менее, «на тумбочке» у меня всегда есть книга, которую читаю урывками по две-три странички. Иногда надоедает художественная литература, и читаю письма Пушкина или Чехова, мемуары, иногда возвращаюсь к классике. Это совершенно не упорядоченное чтение «под настроение». Сейчас читаю «Музей моих тайн» Кейт Аткинсон, изумительно вкусный текст, позволяющий смаковать каждую фразу! Что-то в духе фильмов Жана Пьера Жене. Мне очень нравится.

- Среди ваших любимых занятий – шахматы. Чем ещё вы занимаетесь с удовольствием?

- Удовольствие доставляет моя профессия художника и преподавателя. Чтение, музыка, походы на пленэр, путешествия. С удовольствием работаю над презентациями к лекциям, пишу учебник по анализу композиции, занимаюсь кулинарией, в саду – плотницкими и столярными делами. Словом, всем тем доступным, где необходим творческий подход.

- Виктор Глебович, в какие краски одета для вас сегодняшняя осень? В каком настроении вы пребываете? Над чем работаете?

- С возрастом осень нравится мне всё больше. А нынешняя осень просто не может не нравиться, погода балует. Начинаю понимать Пушкина с его любовью к поздней осени. Открыл выставку иллюстрации в Питере. Готовлюсь к новым. На очереди оформление небольшой книжки.

- Паустовский когда-то определил задачу художника так: «Дело художника – рождать радость». А как определите её вы?

- Петь и вслушиваться в эхо…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

ТОП 5 ЧИТАЕМЫХ

Самое интересное в регионах