aif.ru counter
341

Анастасия Кузьмина: нам о смерти думать было некогда

Сёстры Кузьмины по праву могли стать героями документальной повести Светланы Алексиевич «У войны неженское лицо». Судеб, изрешечённых Великой Отечественной войной, так много, и когда сталкиваешься с ними, вспоминаешь отрывок из той книги и все понимаешь уже по-другому: «...Грандиозный и хищный мир. Понимаю теперь одиночество человека, вернувшегося оттуда. Как с иной планеты или с того света. У него есть знание, которого у других нет, и добыть его можно только там, вблизи смерти. Когда он пробует что-то передать словами, у него ощущение катастрофы. Человек немеет. Он хочет рассказать, остальные хотели бы понять, но все бессильны».

Кстати

Первая группа из 36 добровольцев-медсестер отправилась на фронт уже 23 июня. Только за первый год войны из Чувашии ушли на фронт 19 врачей, 103 медсестры, 327 санитарных дружинниц. Из Чувашии за годы войны на фронт ушли 6560 женщин.

Лена и Настя Кузьмины поступили в Канашский медицинский техникум в 1939 году, движимые одной мечтой — получив первую зарплату, наесться досыта. Хлеб они видели редко, в основном, ели картошку. Круглые сироты, в этой жизни они могли положиться только на себя. В июне 1941 года были как никогда близки к своей мечте, но сразу после сдачи государственных экзаменов совершеннолетнюю Елену мобилизовали. «Канаш был пунктом формирования воинских частей со всей ЧР. Из Канаша составы с воинами и с вооружением следовали на запад. Наблюдать за всем происходящим было невыносимо тяжело: одни рыдали, другие плясали и пели под гармонь», — рассказала 87-летняя бывшая фронтовая медсестра.

Голодная смерть

Настю и еще двух выпускниц отправили в Аликовскую районную больницу. Весь транспорт был уже на фронте, и им от станции Вурнары до Аликова более 30 км пришлось идти пешком. В больнице не было разделения по отделениям, приходилось дежурить во всех. Тяжелее всех было в инфекционном, где лечились от сыпного и брюшного тифов. Из-за отсутствия антибиотиков лечили стрептоцидом и сульфидином, но это мало помогало, и многие больные сгорали от высокой температуры. Худенькую Настю больные так и называли по-чувашски: «Пӗчӗкки» (маленькая — авт.). Первое дежурство она не может забыть и спустя 70 лет. Днем к Насте подошла женщина и попросила пропустить ее к больному крупозным воспалением легких мужу, но заведующий запретил беспокоить больного. А ночью он умер...

Тогда в Аликовский район много эвакуировали из Псковской и Новгородской областей. С семьей Рубисовых из Пскова Настя подружилась. Вместе с Еленой Карловной, ее детьми Ниной и Сашей она ходила в местную столовую. «Брали по три порции горохового супа, хлеба не было. Сливаем жидкость, остается одна ложка гороха. Уходили голодные. Елена Карловна говорила: «Спасались от бомбардировки, а здесь нас ждет смерть от голода»...

Плотность населения в Чувашии тогда превысила все нормативы. С начала войны она стала родным домом для 70 тысяч эвакуированных, в том числе для 28 тысяч детей. В республике действовали 17 госпиталей, более 72 тысяч раненых бойцов прошли через руки чувашских медиков. В 1942 году эвакуированных решили переселять на Дальний Восток. Елена Карловна предложила Лене ехать с ними. Так они оказались в Усть-Баргузине Бурят-Монгольской АССР в рыболовецком колхозе. Старики и девочки ловили рыбу в Байкале с баркаса сетями. «Там я впервые за 10 лет досыта поела», — вспоминает Анастасия Кузьминична.

Всё по-взрослому

Вскоре ее откомандировали в Могойтинский медпункт, работавший там фельдшер был мобилизован. На вызовы приходилось ехать на лошади по глухой тайге. Как только исполнилось 18 лет, Настю отвезли на лошадях в Улан-Удэ, где всех мобилизованных стригли, проводили санобработку и выдавали военную форму. Стрелять, разбирать, чистить, заряжать ружье, винтовку и пулемет «Максим», метать гранату их научили еще в медучилище. Лечить раненых пришлось на границе на станции Соловьевск в медсанбате №311 стрелковой дивизии №278. Вся дивизия жила в землянках, лазарет разместили в клубе. Девушкам еды хватало, а вот солдатам... Мизерный паек, где овощи были в сушеном виде, не мог восстановить их силы. Они проходили военную подготовку, копали оборонительные окопы, строили землянки. Обморожения были почти у всех, ведь иногда температура была и ниже 40 градусов.

Кстати
Эвакогоспиталь № 3057, созданный 13 июля 1941 года, размещался в здании Чувашского трахоматозного института. В конце 1943 года он был переведен в Алатырь. В школе № 6 Чебоксар размещался эвакогоспиталь № 3058, в школе № 7 – эвакогоспиталь № 3056. Эвакогоспиталь № 3062 в Канаше принял первых раненых 21 июля из проходящего военно-санитарного поезда. Уже к концу 1941 года в республике были развернуты 17 эвакогоспиталей на 5210 коек, к началу 1942 года – 6610 коек.

«Однажды в мое дежурство привезли 16 солдат с диагнозом «дистрофия», у которых кости были обтянуты кожей, они не могли глотать, разговаривать, их безумные глаза смотрели в одну точку, они не реагировали на уколы, им срочно нужна была кровь. Я дважды сдавала кровь для них, она у меня первой группы и подходила всем солдатам», — до сих пор живы воспоминания об этом у Анастасии Кузьминичны.

Тяга к родному

8 августа всех подняли по тревоге и отправили на восток. Без воды по песку прошли сотни километров. Воды давали по пол-литра, а температура воздуха была +50 градусов. Колонна старалась двигаться по ночам. Но перед подъемом на гору Большой Хинган лошади совсем обессилели, и солдатам пришлось толкать телеги с медикаментами. Настю контузило, получила сотрясение мозга, ей тут же оказали помощь, и уже через час начала оказывать солдатам медицинскую помощь.

Когда война закончилась, медсанбат остался на территории Китая. Местные подкармливали русских дынями и арбузами, мясными блюдами. В конце ноября 1945 года Настю демобилизовали, но домой в Канаш она добралась лишь в начале января 1946 года. Ни семьи, ни жилья не было. Здесь ее ждали голод и нищета. Зарплата была 185 рублей, а буханка хлеба стоила 200 рублей, кусочек мыла — 100 рублей. И тогда Настя снова отправилась на Дальний Восток. Их госпиталь расформировали, и она устроилась в 16-ый военно-морской госпиталь Тихоокеанского флота. В основном в госпитале работали медсестры, окончившие 6- или 8-месячные курсы. Так как всех готовили по сокращенной программе, то они сами и наркоз давали, и кровь переливали. Там Анастасия работала старшей медсестрой в хирургическом отделении.

На Дальнем Востоке встретила свою половинку. Выйдя замуж, отправилась в Оренбургскую область. Через 10 лет вернулась на родину. И до выхода на пенсию работала медсестрой в Шихазанской районной больнице. Любимому делу отдала 47 лет жизни.

Фото из личного архива Анастасии Кузьминой

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество