aif.ru counter
354

Фотохудожник из Чувашии о стереотипах и современных веяниях в творчестве

«АиФ»-Чувашия» №47 19/11/2014
Мария Белоусова (Стрекоз) / Из личного архива

Сегодня в гостях редакции Мария Белоусова (Стрекоз) - вторая женщина-фотохудожник из Чувашии, вошедшая в состав действующих членов Союза фотографов России. Отказавшись от традиционного художественного пространства, Мария смело экспериментирует с фотографиями, разбирая их практически по частям и смешивая элементы.

Её работы впечатляют экспрессией цвета и пластикой формы, заставляя воображение рисовать себе множество вариантов развития событий. Корреспондент «АиФ-Чувашия» побеседовал с фотографом, чтобы лично услышать, как рождается творчество, чем оно живёт и дышит  и что ему может помешать.

Досье
Мария Белоусова. Родилась в 1984 году в Чебоксарах. Окончила Чувашский государственный педагогический университет факультета ИЗО по специальности «Книжная графика». В 2011 г. - призёр гранта президента ЧР в области инновационных технологий в сфере культуры и искусства. В 2012 - 2014 гг - участник выставок «Молодые фотографы России», организованных Союзом фотохудожников России. Автор персональных выставок в Чувашии.

Магия фото

- Мария, каково ощущение выхода творчества на федеральный уровень?

- Вступление в Союз фотографов России даёт мне возможность принимать участие в выставках, которые организация устраивает только для своих. Эти выставки проходят по всему миру. А ещё - бесплатно посещать Кремль (улыбается). Плюс, если ты зарабатываешь деньги фотографией, расценки поднимаются в несколько раз. Я, правда, не занимаюсь коммерцией, поэтому этот пункт меня не сильно заботит. Могу сидеть в жюри в конкурсах или быть куратором выставок для начинающих фотографов.

В России фотохудожникам выше прыгать некуда. Есть ещё международная организация фотохудожников, но вступить в неё возможно, наверное, только под конец жизни - пока не наберёшь достаточное количество персональных выставок, участия и побед на международных конкурсах и т.д.

- Расскажи о начале творчес­кого пути.

- Не знаю, как бы сложилась моя жизнь, если бы не мой первый учитель изобразительного искусства В. И. Малышев - ещё в младших классах школы. Он что-то во мне разглядел, и я, веря ему, стала рисовать. Но мне всегда было очень тесно в любом из консервативных направлений, я никогда не рисовала натюрмортов с кувшинами и яблоками и прочих стандартов, которые входят в образовательную программу.  Так что, при поступлении на худграф была самоучкой, и всё делала «не так, как надо». В отличие от институтских преподавателей, мой учитель ИЗО никогда не ругал, а исключительно поощрял меня за мои несколько отстранённые и необычные творения. Он же организовал мою первую персональную выставку в родной школе. Я считаю, учителя, как и врачи, бывают или от Бога, или...вообще не бывают. Хотя на последнем курсе мне всё же позволили некую свободу, результатом которой стала необычная дипломная работа. Я делала книжные иллюстрации к стихам Геннадия Айги: фотография берётся за черновик, из которого можно вырезать и вылепить всё, что угодно.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

- Фотографией, наверное, тоже с ранних лет увлекалась?

- Да, ещё в школьные годы. В те времена уже потихоньку начинала господствовать «цифра», хотя «мыльницы» были почти у всех жителей города. Собственно, с неё мои опыты и начались - фотографии для первых своих конкурсов я делала на обычную «мыльницу». Все удивлялись, а секрет был один - хорошее знание программы Photoshop. Не думаю, что здесь есть какие-то ограничения, главное - нестандартный подход и эксперименты с настройками.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

А потом мой дядя прислал в подарок два разных фотоаппарата «Зенит» - один из них умел накладывать кадр на кадр, а второй делал серию из 36 кадров - для тех лет это было потрясающе. «Цифра», кстати сказать, не была в большом почёте, к ней относились отрицательно, снимая всё на плёнку - в ней есть своя неповторимая магия. Размытые кадры, столь модные и популярные сейчас, считались дефектом.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

Хотя поиски свои сейчас продолжаю как в аналоговой фотографии, так и в цифровой. Откровенно говоря, грань между ними для меня стёрта, хотя многие со мной в этом вопросе, конечно, не согласятся.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

Далека от традиций

- А вот интересно, какую роль сыграли ваши педагоги в становлении  творческой натуры?

- Честно? Скучное это было время, и непродуктивное. Преподаватели научили меня правильно держать карандаш и видеть перспективу, но никак не способствовали развитию таланта.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

- А как же всем известное высказывание «Талант или есть, или его нет»?

- Согласна, но можно ведь поощрять вдохновение учеников. Складывалось впечатление, что они держатся только за технику, и малейшее отклонение от нормы расценивается как грубейшая ошибка. Уверена, что это влияние руководства, которое подавляет своим авторитетом и непрекословностью коллектив. Фотография же, как предмет, в университете тогда не преподавалась, но знания композиции, цветовидения и искусствознания мне в дальнейшем пригодились. Хочется отметить бескомпромиссность современного течения фото­искусства, где разрешены любые опыты с плёночной фотографией и почти все запрещены с цифровой. У  меня этот факт вызывает лёгкую улыбку и, конечно,  досаду, поскольку всё смахивает на вселенский заговор соблюдения традиций (улыбается).

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

Стереотипное мышление окружает нас повсюду. Фото­искусство, молодой представитель вида искусств, по моему мнению, имеет свой особый творческий путь, который я ищу вместе с ним. И чем разнообразнее он будет в своих воплощениях, тем необычнее и удивительнее будут его плоды. Сдерживание этого процесса не просто смешно, но и бессмыс­ленно.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

Выхода нет

- Минкультуры Чувашии чем-то поддерживает вас, фотохудожников?

- Ну…они проводят  выставки, конкурсы для новичков…

- А есть интерес подрабатывать на свадьбах и корпоративах?

- В узких кругах таких людей называют падальщиками. Такой способ заработка (от 10 до 40 тысяч за мероприятие) к творчеству не имеет никакого отношения. Людям не должно нравиться абсолютно всё, что ты делаешь - не нужно этого бояться! Ты же не рубль (доллар и так далее). Есть так называемые глянцево-гламурные фотографы, то есть люди, взявшие в руки супер-качественные приборы и щёлкающие всё подряд, не сохраняя в фотографии души. Массовость таких фото может убить ощущение мира.

А есть, например, люди, которые вообще ничего не делают, но сидят на грантах. Чем не пример коррупции в творческой среде?

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

- Поддерживаешь повальное бегство людей творчества из Чувашии?

- Ну а куда им ещё деваться? В сфере культуры у нас - ноль. Вот было у меня в 2010 году пять выставочных пространств за год - всех людей, посещающих экспозиции, я давным-давно знаю, и они знают меня. Так называемый творческий электорат в Чувашии не меняется годами! Выхода искусству нет - выручает лишь Интернет. В том же Питере зритель другой, там есть возможность заявить о себе. Какие бы хорошие люди в Чебоксарах ни жили, они ничего не решают - это всё равно как в болото кричать. Но это всем известный факт. А вот если бы, сидя в провинции, не выезжая никуда, ты бы через какое-то время стал известным фотографом или художником - вот это была бы новость.

Фото: Из личного архива / Мария Белоусова (Стрекоз)

- А как относишься к популярному сейчас виду фотографии, как «селфи»?

- Селфи? А что это такое? Если я правильно понимаю, для этого нужна либо очень длинная рука, либо объектив «рыбий глаз» (улыбается). Но соглашусь, что фотографии, сделанные на телефон, сейчас котируются. В Союзе есть выставки таких - лет пять назад их не то, что не приняли бы, даже рассматривать бы не стали!

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество