aif.ru counter
354

Родной город едва не загубил талант известного мультипликатора

«АиФ»-Чувашия» №4 21/01/2015
В анимации ценится свойственная неслышащим людям пластичность и развитое чувство движения.
В анимации ценится свойственная неслышащим людям пластичность и развитое чувство движения. © / Павел Сахаров / Из личного архива

В 1983 году в семье Сахаровых родился сын Павел. Через три дня после появления на свет у мальчика случился серьёзный ожог грудной клетки. Его отец, будучи врачом-реаниматологом, помогал оперировать сына. Павел остался жив, но потерял слух.

Спустя два года Сахаровы переехали в Чебоксары, где и прошли юные годы будущего руководителя уникальной мос­ковской анимационной студии «DEAFILM», в которой сейчас работают неслышащие профессионалы.

Побег в никуда

- Павел, на ум традиционно приходят известные строчки: «Ты помнишь, как всё начиналось?

- Всё началось с небольшого теста моей мамы… Сам я, конечно, этого не помню, знаю по её рассказу. Как-то мама передо мной разложила разные предметы, и первое, что я выбрал, была кисть. Наверное, это и положило начало всему. Как и все дети, я попробовал рисовать, и у меня стало получаться. Примерно в 12 лет пошёл учиться в художественную школу. Думаю, если бы не преподаватель, который начал заниматься со мной индивидуально, научив основам работы над рисунком, я бы и не додумался связать своё будущее с художественным направлением.

Я закончил специализированную школу №32 (это школа для людей с ограничением слуха). Далее поступил в профессиональное училище №23, где занимался резьбой по дереву. После его окончания  поступил в художественное училище. Было непросто, так как никаких условий для людей с ограничением слуха там нет, но всегда рядом была мама, которая поддерживала меня. Из пяти курсов я проучился 2,5 года и понял, что дальнейших перспектив для меня нет. Училище я бросил зимой 2007 года и стал думать, что делать дальше. Мне не хотелось терять 5 лет (снова на училище). В то время я пытался устроиться на работу или хотя бы найти подработку, но меня нигде не брали, даже на стройку. Я не видел для себя никакого развития.

Месяц искал возможности работы в Москве, куда приехал впервые. Родители не знали о моих планах: они бы меня никуда не отпустили, так как даже  сейчас за меня переживают. Новость о том, что я отчислился, была им не по душе… В интернете я нашёл две вакансии. Первая была связана с занятием аэрографией, вторая - светодизайн. Тайно собрал вещи и уехал в столицу, написав родителям смс, что останусь ночевать у друга. Заранее нашёл место, где буду жить: конечно же, оно было в другом конце города, но дорогу я нашёл. Устроился и поехал на собеседование в студию аэро­графии. Оказалось, что там две фирмы: в первой со мной даже говорить из-за моих ограниченных возможностей не захотели, им не понравилось и то, что я пришёл без предупреждения. Но начальник фирмы напротив мной заинтересовался. Ему не нужно было показывать портфолио, он просто дал мне листок бумаги и ручку, предложив срисовать копию с картинки. Я справился, и меня сразу же взяли! Я проработал у них полгода, а потом получилось так, что первая фирма, поначалу отказавшаяся от моих услуг, пригляделась ко мне и переманила к себе. Но я всегда старался сохранить хорошие отношения с прежним коллективом, которому очень благодарен до сих пор.

Первые шаги говорящих рук

- Что считаешь первым и главным своим успехом?

- Меня заметили: успех, возможно, не такой большой, но для меня это много значило, было неким признанием. Также я доказал себе и  родителям, что не пропаду и у меня всё наладится. Первой моей работой в аэрографии стал белый медведь, нарисованный мной на кузове автомобиля. Долго не знал, как к нему подступиться, но, понаблюдав за работой других профессионалов, понял техническую суть аэрографии, и у меня стало  получаться! Наградой стало одобрение начальства и следующий проект: хаммер. Тут мне стало совсем нехорошо (улыбается). В голове мелькала цифра в три миллиона (примерная стоимость этой машины) и главный вопрос: как бы её не поцарапать? По совету своего руководителя я дистанцировался от назойливых мыслей, представив, что машина - это чистый лист, и всё пошло как по маслу. Мой самурай с воинами понравился заказчику, и следующие машины я рисовал уже без страха.

В это время, параллельно с работой, я начал учиться по своему направлению, поступив на факультет «Дизайн среды» Государственного специализированного института искусств. Здесь я встретил свою будущую жену, которая училась на курс младше меня. Кристина не имеет заболеваний, связанных со слухом. Когда она поступала в институт, она до конца не осознавала, что значит общение с людьми с ограничением слуха, и языком жестов не владела. Но позже ей это стало интересно, она постепенно окунулась в эту среду и начала изучать жестовую речь. Получалось неплохо, она со всеми старалась найти общий язык. До поры до времени мы с ней были просто знакомы, здоровались - не более того. Но однажды дело дошло до смешного случая, после которого я посмотрел на неё совсем другими глазами. В последний день лета 2012 года мы поженились.

Через тернии - к звёздам

- А дальше - пошло-поехало?

- Аэрографом я проработал 3 года и учился уже на 3 курсе. К этому времени у меня появились друзья и много знакомых, один из которых предложил мне пройти собеседование на обучение анимации. В тот момент я умел рисовать и знал 3D графику, шанс был хороший. Дмитрий Барулин, у которого я проходил собеседование, тоже слабо слышит. Дмитрий искал талантливых ребят, хотел обучать анимации и планировал открыть своё дело. Вот интересный момент: многие ему рекомендовали меня, а я на тот момент уже сам с ним сотрудничал. Так и началась моя работа в анимации, которая мне сразу очень понравилась. Ключевым моментом стало то, что в анимации очень важно наблюдать и правильно анализировать, а для этого не обязательно всё слышать. Главное - желание, настоящее! Впоследствии Дмитрий открыл анимационную студию «DEAFILM», а я стал в ней ведущим аниматором.

- Сколько человек сейчас трудится в студии и над чем? А ещё интересно было бы узнать, чем ты занят в свободное время.

- На данный момент 12 человек (раньше их было 5) занимаются в студии 2D и 3D анимацией и всем тем, что необходимо в процессе создания фильма. В России невысокий уровень анимации, этот вид киноискусства требует постоянного развития. В Москве он, конечно, востребован, но и в этом бизнесе есть кризисы. В данный момент мы работаем над историческим мультфильмом «Сергий Радонежский», который должен выйти осенью 2015 года.

Я с детства люблю музыку, а особенно - зарубежную. Я выбираю её для себя по ритму. Мои друзья с театрального факультета занимаются музыкой, в том числе игрой на барабанах, и позвали меня тоже попробовать. Там-тамы пришлись мне по душе, причём настолько, что мы собрали небольшую группу, с которой ездили и выступали. Разрабатывали новые ритмы. Это стало хорошим расслабляющим занятием, от которого я получал огромное удовольствие. После большой нагрузки на работе там-там помогал мне выплеснуть эмоции.

- Чебоксары навещаешь часто, держишь связь с городом?

- К сожалению, бываю здесь не так часто. Стабильно - раз в год, хотя, конечно, хочется чаще. Всегда буду связан с этим городом, здесь прошло моё детство, здесь мои родители, сестра и друзья. Но вот что касается потенциала для профессионального роста и развития… Здесь его очень мало. Может, какие-то возможности и есть, но не для творческих людей с ограничением слуха.

Что касается лично меня, мне было  бы гораздо сложнее и медленнее развиваться здесь. Ведь меня даже слушать никто не хотел, когда я искал работу! Если бы я остался в Чебоксарах, я бы, наверное, аниматором не стал. Я общаюсь со своими друзьями, имеющими подобное нарушение слуха, и знаю, что им совсем не просто обеспечить свою семью. Но мне очень хочется верить, что всё изменится.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах