aif.ru counter
180

Обитатели улиц. Бездомную жизнь не выбирают.

Тест на выживание

Увидев у церковной лавки в центре Чебоксар человека, которого в обществе принято называть бомжом, я подошла и присела рядом. Мужчина читал книгу. Рядом стояла коробочка, куда неравнодушные горожане кидали мелочь. Владимир Петрович был трезв и общителен. Все отрицательные эмоции, навеянные стереотипами, пропали.

На вопрос, которым я всегда задавалась, проходя мимо таких людей: «Как вы здесь оказались?» - он рассказал, как жизнь «выбросила» его на улицу. В 1980-е годы он переехал в Чувашию с Украины, работал на заводе. Вёл благополучную семейную жизнь: жена, сын... «К сожалению, случилось так, что у сына были серьёзные проблемы с почками, он рано умер, ему было 27 лет, - с горечью вспоминает собеседник. - Жена этого не вынесла, у неё случился сердечный приступ. Не успев отойти от всего этого ужаса, моя невестка прогнала меня из квартиры. Да, я сам виноват - приватизировали квартиру на детей...»

Оставшись без семьи, 56-летний Владимир не хочет сдаваться и планирует жить, «как все люди». «На днях вот планирую пойти в Центр реабилитации, они там проверяют здоровье, кормят и моют. Надеюсь восстановить паспорт - надо накопить денег на фотографии, а с документами в центре обещали помочь, - говорит Владимир. - Но только там можно быть некоторое время бесплатно, а потом платить надо. Сейчас приходится жить у знакомых, на улице холодно уже, а они выпить любят. Не по мне это. Если бы лето было, я бы к ним не пошёл. Но больше идти некуда, так вот выживаю уже второй год».

Любитель свободы

По улице медленно шёл мужчина - в мешковатой куртке, бородатый, в одном ботинке. Его запах и вид настораживали прохожих, которые спешно проходили мимо. «Где у вас второй ботинок?» - обратилась я к мужчине. Он, посмотрев, как из протёртого пакета (который служил вторым ботинком) выглядывает нога, грустно ухмыльнулся: «Да, вот стащил кто-то, пока я спал. Ничего, я уже почти пришёл». Однако Юрий Николаевич был не рядом с домом. Дома у него не было. «Я сплю и живу, где придётся, уже несколько лет. А в эту сторону иду, наверное, по привычке. Раньше у меня в этом районе квартира была».

58-летний горожанин рассказал, что у него есть взрослая дочь, которая живёт в Ярославле. Но она и не подозревает о том, как живет её родной отец. «Мне стыдно к ней за помощью обращаться. Это родители должны своим детям помогать. Да и то, что жилье я потерял, - это моя вина». Сам Юрий Николаевич родился в Чебоксарах, учился в Художественном училище, работал в строительной сфере. По его словам, жизнь на улице голодная и холодная, но перед законом он «чист». «Меня, как и других бомжей, иногда забирают полицейские в отделение. Проверят, что на нас нет правонарушений, и отпускают».

Когда встретили по дороге знакомых Юрия Николаевича, те «бросились» на его защиту: «Он наш, все у него нормально. Не надо ему помогать. Он человек такой - свободу любит. Свобода ему нужна». Однако глаза Юрия в холодный осенний вечер говорили совсем о другом.
Замечая во время бесед с «жителями улиц» недоумевающие взгляды прохожих, я ещё раз убедилась, что нельзя судить о книге по обложке. Неправильно делать выводы, не зная ответ на вопрос: «Как вы здесь оказались?» И при любом ответе на него, если решиться его задать, стоит набраться смелости, чтобы не побояться помочь словом, делом или советом. Помочь тем, кто оказался на улице в поисках свободы или получил её, не прося судьбу об этом.

Кстати
В республике функционирует Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий. Учреждение полустационарное - находиться там можно с пяти вечера до восьми утра. В течение года бесплатно в центре можно находиться 30 дней. Для получения койко-места необходимо предоставить результаты флюорографии. Направление на бесплатное обследование выдаётся там же. Центр сотрудничает со Службой занятости и сообщает «постояльцам» о вакансиях.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах